?

Log in

No account? Create an account
1. "Вечер пахнет сиренью".
Сборник рассказов и миниатюр о маленьких повседневных радостях. Истории, которые (по отзывам) хорошо читать вечерами, после долгого дня, укутавшись в плед и попивая чай.
https://ridero.ru/books/vecher_pakhnet_sirenyu/

2. "Заклинатель книг"
Роман для книгочеев. Сотрудница провинциальной библиотеки пишет восторженный отзыв любимому писателю и неожиданно получает от него предложение о работе. К чему все это приведет? Какие тайны скрываются за книжными обложками?
https://ridero.ru/books/zaklinatel_knig/

3. "Институт эмоций".
Аурика развлекается тем, что мысленно пририсовывает смайлики над головами случайных прохожих. И это невинное занятие приводит ее в странный институт, двери которого есть повсюду, но не каждый способен их открыть. Вместе с героями приручаем эмоции и узнаем, как они влияют на мироздание.

https://ridero.ru/books/institut_emocii/
https://litnet.com/book/institut-emocii-b44607
группа вк: https://vk.com/club154135436

4. "Сон-да-Ветер".
Фэнтези-дилогия. Мир, наполненный лунным сиянием и мелодичным пением ветра. История любви современного героя, которому суждено повелевать воздушной стихией, и нежной девушки, верящей в сны.
https://litnet.com/book/son-da-veter-b38325
https://litnet.com/book/son-da-veter-2-b55272


Read more...Collapse )

ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

Город-облако.

На несколько апрельских дней город становится облаком. Плывет, беззаботный и радостный, забыв о раскрошенном асфальте на дорогах, о покосившихся заборах и мусорных кучах. Плывет в окружении дразнящих ароматов деревьев, передающих друг другу торжественную эстафету цветения: от абрикосов и персиков к вишням, от вишен - к яблоням. Плывет, кипенно-белый, нежно-розовый, травянисто-зеленый с ярко-желтыми взрывами форзиций. Плывет навстречу мягким сумеркам и стремительным майским грозам…

Кроме Звездного Ковша (никогда не воспринимала его как Медведицу, даже после мультика про Умку) я не знаю ни одного созвездия. И почему-то не испытываю стремления узнать. Куда интереснее всматриваться в звездный хоровод и выискивать там свои собственные картинки и смыслы. Например, думать, что некоторые звезды, чьим таинственным мерцанием мы любуемся, уже давно погасли. Но - для нас-то не исчезли - вон, подмигивают с высоты. И это не закон физики, это - закон торжества жизни: невольно задумаешься, какое сияние оставишь после себя. Что будут вспоминать: какие слова, улыбки, дары?

А Звездный ковш медленно перемещается на небосклоне. Сейчас, в апреле, он висит, опрокинутый, прямо над головой. ову и закрыть глаза, то можно представить, как льются на тебя синие сумерки, напоенные первыми весенними ароматами: костров, набухающих почек, свежего ветра. Звезды перемигиваются весело и озорно, обещая хороший день. В августе он переместится на запад; можно мысленно браться за ручку и собирать в подставленный ковш летние подарки: шорохи вечернего сада, где творится таинство созревания яблок; ароматы знойных, вызывающе налитых алым и вишневым роз; облегчающую ночную прохладу после душного дня.

Где будет Ковш осенью, я не помню. Когда за окном буйствует весеннее цветение, память блокирует воспоминания об осенних днях, пропитанных дымом и легкими нотками горечи увядания. Ну а зимой звезд вообще не видно за мутной завесой туч или круговертью снегопада. Ну и что? Мы то знаем, что они все равно там: колючие, ласковые, торжественные, застенчивые.

"На небе ровно столько звезд, сколько наших глаз..." вспоминается строка старой песни. Созвездие - как люди, которые берутся за руки и кружат в танце, не обращая внимания на бездну за спиной и согревая друг друга теплом своего участия...


Маленькие чудеса.

Это всегда магия. Механически выгребаешь из клумбы прелую листву и вдруг…
Дождь шел с утра. Потом ветер все надежно высушил. А в ростках тюльпанов остались дождевые капли. Как мне написали в комментарии – напиток весенних фей))
И вот сидишь, замерев, и любуешься, пока весна незаметно укутывает мир своим нежным закатным покрывалом…

Вторая жизнь.

Моя принцесса, наконец-то, доросла до игр с нарядами для кукол, которые я шила в своем детстве. Ну, вернее, Read more...Collapse )

Слова-шаги.

Мне все чаще кажется, что рождение моих историй не имеет никакого отношения к вымыслу. Я не придумываю, не сочиняю, я – записываю. Сначала – за кем-то невидимым, осторожно вводящим меня в новый мир, потом – за героями, которые с каждым шагом-словом обретают и характер, и мнение, и свое видение происходящего.

Конечно, можно натужно перевернуть сюжет, но тогда он блекнет, теряет объемность и убедительность. А вот если ступать осторожно и прислушиваться чутко, если быть достаточно упорным, но каждая строчка становится кодом, паролем, открывающим новые двери. И в награду получаешь знание. Даже если история вроде бы придумана до конца, она все равно самодостаточна и обрастает новыми деталями вне зависимости от моих решений. И это так интересно: вдруг узнавать, почему Мареку нравится рисовать географические карты и почему Ева не любит море, хотя живет на его берегу всю жизнь.

Ну, а пока раскручивается и оживает вторая история, первая уже появилась на Ридеро, где можно ее целиком скачать и даже заказать печатную версию. Несмотря на зимнюю картинку, сама книга получилась теплой и радостной. Если хотите добавить красок в свой эмоциональный спектр – приглашаю к чтению))

"Институт эмоций" Ридеро


Пред-весеннее.

Подобрали с земли сорванные ураганом березовые веточки и поставили их дома в вазу. Через три дня робко зазеленели почки, хотя до листиков еще далеко. На окне лежит принесенная с прогулки шишка – трещит потихонечку, раскрывая ячейки.

За последнее время начинаю и бросаю уже третий сюжет. С одной стороны, хорошо, что у меня редко бывает дефицит (собственно, практически никогда). С другой, как представлю, глядя на исписанный первый лист, что их должно быть в двести раз больше… А потом задумалась и поняла, что у меня всегда работает лишь одна-единственная мотивация: «я хочу рассказать эту историю». Все. Тогда не останавливает ничего, и я могу писать даже в телефон, когда вокруг кошачьи бега и вопящие от восторга зрители. Если же я начинаю ради того, чтобы кому-то что-то доказать, пробиться в конкурс, подгрести читателей и т.д., все так и останется на одном листе.

А теперь, давайте честно.
Завтра снаружи будет все тот же пейзаж: неохотно оседающие сугробы, обледеневшие голые ветки и свинцово-серое небо.
Завтра внутри будет все та же неимоверная усталость, вызванная авитаминозом, недосыпом, вечными простудами и ожиданием того, что так и не наступает.

Плевать зиме на календарные даты. И завтра так будет, и через день, и через неделю. По крайней мере, в наши края весна придет ближе к апрелю, а весь март будет лишь стылость, серость, морось и вылинявшее небо, упорно не желающее светлеть и наливаться голубизной.

Такими отчаянными выглядят в ленте напоминалки о весне, пестрящие мимозной желтизной и розоватым сиянием лютиков. Рисунки девушек в летящих шарфиках, когда в реальности еще царят пуховики.

И все же я думаю, магия весны в том, что – веришь в нее или нет, - она все равно наступает. Надеюсь, что с идеями-брошенками произойдет то же самое: настанет день, и они прорастут.

Сны и синева.

Иногда я очень жалею, что еще не изобрели прибор, способный фиксировать сновидения. Ну, вот, например, сегодня. Сначала мне приснилось, что мне подарили совершенно-фантастическое платье: из ярко-синего, сапфирного почти атласа с зеленым поясом, а по подолу юбки у него шли картинки-главы из кэрролловской Алисы, которой оживали, стоило только начать кружиться. Потом мне приснилось путешествие среди пейзажей, чем-то напоминающих норвежские фьорды. Там были только зеленые, поросшие лесом склоны, ярко-синяя вода и белые водопады. Словно цвет перебежал с платья в пейзаж. Это было головокружительно красиво! Когда я думаю, что «не хочу просыпаться» - мысль связана не с тем, как невыносима или скучна реальность, а с тем, что пространство моих сновидений настолько многослойно, красочно и заманчиво, что там хочется бродить, как в лабиринте, нарочно отпустив нить, которая должна вывести обратно. И то, что я пытаюсь облечь в слова – это лишь бледная копия, отдаленное сходство. Вот в такие моменты и думаю, эх, снять бы сны на пленку…


Read more...Collapse )

Февральское.


Февраль – строгий тренер, который не допустит спортсменов к дальнему забегу без тщательного разогрева.
Февраль – опытный учитель, который не отправит сочинение на конкурс, пока ученики не научатся писать без ошибок.
Февраль – строгий отец, который не отпустит дочку на свидание, пока она черпает идеи о любви из мыльных сериалов.
Февраль знает, что нужно уметь быть терпеливыми и смиренными, что всему свое время.
Лишь когда ростки наберутся соком и силой, способной пробить замерзший земляной панцирь, а мы приведем себя в форму, чтобы легкие весенние курточки и плащи изящно сидели на нас, а не обтягивали, лопаясь от натуги, вот тогда февраль упакует слежавшийся снег, похрустит сосульками, сбивая их с крыш и подмигнет братцу-марту, давай мол, выпускай солнышко.
Ну, а чтобы ожидание не казалось тягостным, февраль задабривает нас праздниками на любой вкус. Найдется место и романтике на день влюбленных, и вкусовому наслаждению в разгульную масленицу, и почестям нашим мужчинам-защитникам. А в обычные дни можно постичь искусство новомодного хюгге или, если позволит погода, наверстать упущенное и прокатиться на санках или поиграть в снежки. Вспомнить детство, ведь тогда мы не мечтали о первоцветах, мы просто, ликуя, зарывались по самую макушку в сугробы, наслаждаясь тем, что нам дано.

МЕТКИ:

Сюжеты и реалии.

Во всех окнах старого уютного дома сейчас показывают одно кино: яростный вихрь колючих снежинок, у которых только одна цель – скрыть мир от глаз, не убаюкать даже, а решительно натянуть белый полог, чтобы не камлали тут некоторые скоро обещанную весну. Какая весна, какие блины, какие подснежники? Спите! Только и остается героине, что растерянно переходить от окна к окну и, мучительно, словно складывая заветное слово из льдинок, воссоздавать заново тот мир, который сейчас словно стирают ластиком.

Итак, из окна на юг

Read more...Collapse )

арт-Cyndi Speer

Наугад.

Все-таки есть своя прелесть в том, когда историю раскручиваешь наугад. Встречаешь человека, общаешься, и лишь потом (если повезет) узнаешь, почему один не заходит в лифты, другой всегда носит пестрые шарфы, а третий обязательно включает музыку, принимая душ. Или приезжаешь в новый город и бредешь, не следуя указаниям путеводителя, а ориентируясь на забавные детали: от синего скворечника, прибитого к зеленой двери до ажурного кованого козырька старинного дома через площадь с фонтаном в форме непонятной спирали до набережной, где нежно играет флейта.

Так и историю пратчеттовского плоского мира я читаю не по хронологии, а по принципу «что появилось в местной библиотеке» (заодно, кстати, радуясь, что я – не единственный человек в нашем городке, кто его читает). Раскручиваю историю мира, проваливаюсь в В-пространство вместе с человекообразным библиотекарем)) Узнаю, чем оборачивается, если кто-то рискнет вызвать дракона (и что невинные девы по боевому настрою не уступают городской страже). Это так забавно – наносить на воображаемую карту новые материки и страны и узнавать местную космогонию. И, конечно же, постоянно улыбаться от неповторимо ироничного стиля и узнаваемых нелепостей.

Внезапно...

Решение, стоит ли браться за какое-то дело (когда есть сама роскошь выбора) лично для меня складывается из двух вещей: радости, которую приносит процесс, и сложностей, которые я готова преодолевать ради результата. В противном случае все сводится к обычному созерцанию.

Read more...Collapse )

Зачем приходит снег?

Я так редко вижу лица! Мир людей для меня – это мир цветных шапок со смешными помпонами (их, как я понимаю, носят те, кто в детстве слушался маму) и разномастных макушек – кудрявых, взъерошенных, светлых и рыжих (их обладатели, видимо, считают, что бунт уместен всегда – даже в минус десять). Я покорно и бережно посыпаю головы и шапки, как хозяюшки посыпают пирог сахарной пудрой, а сам мечтаю увидеть запрокинутые к небу лица с сияющими от восторга глазами и упругими, румяными от мороза щечками. Лица – и протянутые ладони, чтобы потом люди подносили варежки к глазам и восторгались хрупкой причудливой красотой моих снежинок. Но такая радость мне выпадает редко. Чаще всего на меня обращают внимание те, чьи сердца стучат в унисон с мирозданием: дети, влюбленные и чудаки. Конечно, я рад и их вниманию, но как же я мечтаю о том, чтобы и остальные: суетливые, измученные, равнодушные, уставшие, все, для кого мое появление – лишь препятствие на дороге, на миг забыли о своих проблемах. Остановились. И подняли мне навстречу свои бледные осунувшиеся лица. Чтобы вспомнили, каково это: ждать и мечтать, верить и радоваться. Чтобы вспомнили, что мир любит тех, кто любит его.


арт- Pinterest

МЕТКИ:

Под замок.

Воспоминания, проявленные в вещах (письма, фотографии, сувениры) должны храниться в закрытом доступе. По крайней мере, те, в которых намешано всякого, и никогда не знаешь, что отзовется в сердце: кольнет ли льдинка застарелой обиды или распустится роза теплой нежности. Для таких воспоминаний нужны ключи, коды, заклинания. Иллюзия контроля, словно можно взять и по своей воле переписать прошлое, которое по факту уже никогда не изменить. Пусть таится в темноте и тишине, под плотной крышкой резных шкатулок и картонных папок. Поменять местами – сначала вспомнить, а уж потом достать и подержать в руках, посмотреть, поддаться волне запахов, звуков, красок, включить мысленную ретроспективу. Не наоборот – чтобы не застигло врасплох, не отбирало силы, которых пока так мало, чтобы делать каждый следующий вздох, чтобы смотреть в завтра, в котором только и осталось, что вспоминать…

Тем, кто зажигает свет...

Старому чемодану не нашлось места в квартире. Когда приходила пора наряжать елку, его, пыльный, пропахший сыростью, волокли из подвала по крутым ступеням. Под неровной потемневшей крышкой таились сокровища, о которых за год мы успевали забыть, но чье появление всегда встречали с привычной смесью восторга и предвкушения. Осторожно, как  маленьких птенчиков, вытаскивали хрупкие игрушки из картонных гнезд, заполненных опилками. Проверяли, целы ли стеклянные бока. Шары были разномастные, пестрые, но каждый таил в себе историю.

Вот

Read more...Collapse )