Александра (goldenshelf) wrote,
Александра
goldenshelf

Аврора. Часть 1. Как все начиналось.

Шел третий месяц моего путешествия. Позади двенадцать провинций, полсотни городов и несметное количество деревень. До дня рождения осталось четыре дня. Вот такие невеселые числа. Я была близка к отчаянию!
Родители отговаривали меня от этой затеи. Отец злился, что мама проболталась о предсказании. Но сделанного не вернешь! Я вздохнула, залила тлеющие головешки костра водой из фляги и поплелась к замку, чьи полуразрушенные башни виднелись на горизонте. Ну, же, Рори, соберись! Еще есть шанс!

В замке никто меня не встретил, и я смело поднялась в ближайшую башню. Три старушки испуганно обернулись, заслышав мои шаги. Первая уронила на колени весы, которые держала в руках. Вторая быстро заложила в книгу ножницы и захлопнула ее. А третья…Сердце бешено забилось, когда я увидела, что она держит в руках!
Не обращая внимания на возгласы, я бросилась к ней и вырвала заветное веретено. Кольнула палец. Закрыла глаза, затаила дыхание и...Ничего не произошло. Нет, стойте, подождите, так нечестно! Старушки в ужасе смотрели, как я, один за другим, протыкаю себе пальцы. Было безумно больно, но боль – ничто по сравнению с разочарованием. Мне же было предсказано! Это моя судьба!

Я опустилась на пол и заревела, вцепившись руками в неровно обрезанные «под пажа» волосы. Кровь, стекающая с пальцев, смешивалась со слезами, но мне было все равно. Одна из старушек, осмелев, присела рядом, погладила меня по голове.

- Деточка, что случилось? Что с тобой?
- Казна пуста, - всхлипнула я, - отец по уши в долгах, король-сосед на нас войной собирается. И требует выдать меня за своего сына. А тот прыщавый, ушастый, с липкими руками. Бррр. Я думала, отосплюсь, как обещано, все утрясется за сотню-то лет. А там, глядишь, и принц объявится. Настоящий. Прекрасный. И что, и где? Почему я не заснула?
Старушка только головой покачала:
- Так ты, стало быть, принцесса Аврора? Боюсь, деточка, у меня для тебя плохие новости. Феи-то, что старая, что молодая, болтушки еще те! Пустозвонки. Колдовали помаленьку, да. Больше пыль в глаза пускали. А предсказать-то они ничего не могли - ни смерти, ни сна. Нет у них власти над судьбой.
- Но как же, - растерялась я, - А дары остальных фей? Я вроде хорошенькая. И петь, и танцевать могу, и на инструментах играю. Все, как обещано!
- Ну, предположим, красота тебе от папы с мамой достались. А касательно прочих талантов, сколько денег и времени на уроки ухлопано? Учителей самых лучших выписывали? Заниматься до ночи заставляли? Вот тебе и результат!
- И что мне теперь делать? - жалобно спросила я. Возвращаться домой? Засмеют ведь. И замуж неохота идти.
- А ты не возвращайся, - улыбнулась вторая старушка, заглянув в книгу, - мир он большой. До границы рукой подать. Людей посмотришь, себя покажешь. Ты, поди, привыкла уже странствовать?

Я с удивлением поняла, что она права. Путешествовать мне нравилось намного больше, чем скучать в дворцовых покоях. Прокормить я себя всегда смогу. Вон, за одну балладу вчера в трактире двадцать монет накидали.
- Вот и молодец, вот и умница, - сказала первая старушка, догадавшись, что я приняла решение. - Ступай вниз, попроси, чтоб пальчики-то перевязали, да припасов в дорогу собрали.
У порога я обернулась:
- Так, значит, судьбы нет? Ничего не предопределено?

Старушка, у которой я вырвала веретено, посмотрела на оборванные нити, валяющиеся на полу и вздохнула:
- Иногда случай оказывается сильнее судьбы. Ты только что это доказала. И, кстати, войны не будет. Король-сосед ваш пять минут назад помер. Споткнулся, упал в канаву и шею себе сломал. Так что, за родителей не переживай.

***
Я давно уже поняла: хочешь быть накормленной – нечего соваться в хозяйские покои. При виде менестреля, коим я успешно притворяюсь второй месяц, дамы и сеньоры приходят в ажитацию и требуют развлекать их балладами. И вот сидишь, поешь о высоких чувствах и великих подвигах, а у самой слюнки текут при виде жаркого и сыров.
Поэтому я сразу отправляюсь на кухню. Повезет, если заправляет женщина. Сдобные поварихи средних лет питают слабость к тощеньким мальчикам-подросткам. То, что я – тощенькая девочка-подросток, им неведомо. И потому вызываю у подобных женщин   материнские чувства, а, значит, желание обогреть и накормить, как следует. Песен тоже требуют – но уже потом, когда я осоловею от сытости.

Но сегодня мне не повезло – я ступила на двор, когда туда же вышла хозяйка. Молодая, богато одетая и, судя по капризному изгибу тонкогубого рта, та еще стерва. При моем появлении она заметно оживилась и настойчиво пригласила к себе.
- Муж в отъезде, - сетовала она, - сидеть одной в покоях скучно. Развлеки меня, мальчик, расскажи, где был, что видел. Сыграй мне что-нибудь!

О том, что главной опасностью было вовсе не перспектива остаться голодной, я поняла, когда хозяйка стала бросать на меня откровенные взгляды. Такими меня саму провожали наемники, когда я еще была принцессой Авророй, а не бродяжкой Рори. Вот угораздило! И чего ей неймется? Судя по изображению на гобеленах, муж ее был весьма статным красавцем. Борода вот только странно вышита – синими нитками. Черных, что ли, не хватило?
На мое счастье, дамочка так и не решилась перейти от взглядов к действиям. То ли любопытной прислуги опасалась, то ли собственной дерзости. Посему меня уложили на лавку в общей зале, а она, шурша длинными юбками, удалилась в свою опочивальню. Я с жадностью накинулась на остатки трапезы, запила вином и, обессилевшая, растянулась на каменной скамье. И тут же уснула.

- Эй, вставай, слышишь, мальчик, вставай! Дело есть!
Я встрепенулась, пытаясь сообразить, кто я и где нахожусь. Хозяйка нависала со мной и в тусклом мерцании единственной свечи ее волосы, освобожденные от сетки, горели яркой рыжиной.
- Вставай, пойдем со мной!
Да, рано я расслабилась. И что теперь делать? Выдать себя? Выгонят же посреди ночи! Ладно, правда так или иначе раскроется, поэтому надо выдумать какую-нибудь жалостливую историю. Пока поднимемся, как раз что-нибудь соображу. Но, к моему удивлению, пошли мы не к лестнице, а совсем в другую сторону. Долго шествовали по темным залам и, наконец, остановились перед неприметной, потемневшей от времени дверцей.
Хозяйка отдала мне свечку:
- Посвети!
А сама достала из кармана ключ и дрожащими руками стала вставлять его в замочную скважину, что-то лихорадочно шепча. Я напрягла слух:
- Трусы они все, трусы! Как ты вовремя подвернулся, мальчик. Ты поможешь мне разгадать эту тайну!
Дверь открылась бесшумно, хозяйка ступила за порог, потянула меня за собой. Я подняла свечу, из темноты выступили каменные плиты, покрытые какими-то темными пятнами, а потом…Не знаю, кто из нас двоих орал громче, но слышно было, наверняка, во всем замке! Я опрометью выскочила за порог, упорно борясь с подступившей тошнотой. А вот хозяйка замешкалась – выронила ключ.
- Стой, стой, - заверещала она, - посвети мне!
Ключ нашла, но дверцу закрывать не стала, просто захлопнула. Увиденное не укладывалось в голове. Что за чудовище способно на такие изуверства? Зачем мы вообще туда полезли?! Перспектива провести ночь в темном лесу уже не казалась такой страшной. У меня было одно желание – убраться отсюда подальше! Мы побежали обратно, словно за нами по пятам гнался дьявол.
Но он не гнался – он вышел нам навстречу. Тот самый синебородый господин с гобелена. И вид у него был такой, что я думала, умру от страха прямо на месте! А хозяйка упала перед ним на колени и взмолилась:
- Пощади! Я не хотела! Я не знала! Это все он! – вдруг выкрикнула она и, схватив меня за край куртки, вытолкнула вперед, прикрываясь мною, как щитом. – Он уговорил меня, соблазнил, опутал колдовскими речами! Он виноват!
Господин одним взмахом отшвырнул меня к стенке и шагнул навстречу жене. Все это, не произнося ни слова, от чего было еще страшнее. Я пребольно ударилась о стену, сползла на пол и какое-то время пыталась прийти в себя. А потом поняла, вот он, мой шанс! Открытые двери во двор! Потихоньку, чтобы не привлечь внимания, отползла в сторону и опрометью бросилась из залы.

Остановилась уже у самых ворот. Караульные дремали, не подозревая о страшных злодеяниях, которые вершились и должны вновь свершиться в замке. И в этот момент меня осенило. Весь последний месяц преследовала мысль, что я – предательница! Покинула отчий дом в надежде избежать ненавистного замужества, оставила родителей на произвол судьбы. И пусть старушка оказалась права, наш король-сосед испустил дух, и войны не было. Но сознание вины грызло меня, не переставая.

Хозяйка замка была мне чужой. К тому же распущенной, подлой и, собственно, сама виновата, что полезла, куда не следует. Но если я и ее сейчас брошу, то никогда себе не прощу! Я растолкала караульных, бросилась к казарме, подняла остальную стражу. С факелами и копьями наперевес мы бросились обратно в покои. И успели…
О той истории потом много было пересудов. Позже стали складывать сказы. И в тавернах меня не раз просили поведать эту, леденящую кровь, историю. Но я никогда не соглашалась. Мне хватало, что произошедшее стало моим главным ночным кошмаром на долгие месяцы…

***
Королевство было крошечным, зато чистеньким и ухоженным. Блестящий булыжник на мостовых, развевающиеся флаги, гирлянды цветов, свисающие с балконов. Нарядные жители, приветливые и радостные, только вот чересчур суетливые. Впрочем, все объяснилось быстро. Оказывается, вечером намечался королевский бал, куда были приглашены не только знатные, но и зажиточные горожане.

Так что дел у всех было невпроворот. Пока девицы всех мастей и сословий наводили красоту, остальной люд срочно приводил в порядок застоявшиеся экипажи, готовил подарки. Торговцы раскладывали товар – с утра королевские закупщики степенно расхаживали меж рядов, тщательно выбирая лучшую дичь, вина, ткани, украшения, цветы.
Я приуныла. Праздник – это прекрасно, но в такой суете у меня мало шансов на обед. Песни мои слушать никто не будет. Денег не надут – сейчас каждый грош на счету. На кухню не пустят – не до того. Свернув на одну из боковых улочек, чтобы не видеть соблазнов, я услышала чудесное пение и остановилась. Девичий голосок пел о любви и счастье так, что меня скрутил приступ зависти. Куда мне со своими скромными вокальными данными!
Не удержавшись от любопытства, я заглянула через забор и увидела на заднем дворе чумазую девушку, которая поливала розовые кусты. Она обернулась на шум:
- Чего тебе, мальчик? – спросила приветливо.

Я приободрилась. Похоже, она не только талантливая, но и добрая. Может, накормит? Похоже, я кроме еды и тепла ни о чем думать не могу. Вот что значит, бродяжничать! Мои догадки подтвердились. Золушка, так звали девушку, не только накормила меня, но и напоила вкуснейшим кофе. Я смотрела, как она играючи управляется с делами, и не могла понять причину такого веселья.

- Представляешь, я так мечтала пойти на бал, но мачеха мне не позволила. Я уж совсем пала духом, но тут явилась моя крестная, она – настоящая фея. И обещала, что все устроит! Нужно только дождаться, пока все уедут. И тогда…
У меня были свои соображения по поводу фейских обещаний, но я благоразумно промолчала. Зачем раньше времени портить бедной девушке настроение? Впрочем, спустя пару часов мне пришлось переменить свое мнение. Фея оказалась мастером своего дела! Напревращала кучу всего: тыкву в карету, крысу в кучера, ящериц в лакеев, золушкины отрепья в шикарное бальное платье. Безотходное производство, в общем. Только один подарок был самобытен – прелестные башмачки с беличьей опушкой.
Фея торжественно вручила их Золушке, дала наказ об ограничении волшебства и исчезла. Может, к другим крестницам спешила? Золушка повернулась ко мне:
- Рори, поедешь со мной? Вдруг повезет, и в окна бал посмотришь? Только ты это, умойся, пожалуйста, а то уж больно чумазый.

Балов я в своей жизни насмотрелась, но зачем обижать девушку. Да и разнообразие какое-то. Лакеи, косящие на нас глазом, вроде неплохие ребята. Можно будет их пораспрашивать, помнят ли они что из своей прежней жизни, получив человеческий облик? В общем, поехали мы. И пока Золушка развлекалась на балу, я прекрасно провела время в веселой компании лакеев, кучеров и дворцовых привратников. Когда бы еще мои нежные ушки услышали столько откровенных анекдотов и пикантных подробностей из жизни королевской семьи!

Я только вошла во вкус, а уже полночь! Золушка, прихрамывая, сбежала по лестнице, поспешно вскочила в карету. Но, как только мы выехали за пределы дворцового парка, волшебство закончилось. Я пребольно ударилась о землю и едва не раздавила Тео, самого симпатичного лакея. Увы, теперь просто ящерицу. Золушка рыдала, совершенно не понимая, что ей теперь делать! Оказывается, на балу она успела потерять свое сердце, влюбившись в принца, и потерять башмачок. Я про себя ухмыльнулась. Неизвестно, какая утрата серьезнее! Принцев-то я перевидала всяких, а качественная обувь она – на вес золота.

Дальше все шло по сценарию. Мачеха замерла Золушку на чердаке. А по городу поползли слухи, что принц твердо намерен разыскать таинственную незнакомку. Недолго думая, я отправилась во дворец. Симон, один из привратников, с которым я давеча подружилась, смог организовать мне встречу под предлогом, что есть новости о зазнобе принца.
Принц, честно сказать, меня не впечатлил. Смазливенький, но какой-то безвольный. Впрочем, одернула я себя, Золушке виднее. Когда меня привели в аудиенц-зал, он задумчиво вертел в руках башмачок. А канцлер, почтительно склонившийся рядом, увещевал его:

- Подумайте сами, Ваше Высочество, разве размер обуви – универсальный критерий? А вдруг подойдет, да не той?
- Ну, на лицо-то я тоже собираюсь смотреть! А какой еще предлог можно придумать, чтобы побывать во всех домах королевства и пересмотреть всех девиц, а? Есть идеи?
Канцлер промолчал. И тут вступила я. Рассказала о бедняжке Золушке и о том, почему она вынуждена была скрываться. Принц обрадовался. Тут же отправился к дому нареченной и тем же вечером привез ее во дворец. А меня за добрые вести наградили увесистым кошельком с золотом. О пропитании в ближайший месяц можно не беспокоиться! Тьфу, опять я о еде!

На свадьбу, несмотря на настойчивые приглашения, я не осталась – боялась встретить знакомых. Все-таки, королевство не так далеко от наших владений.

Золушка с принцем зажили душа в душу. А я отправилась дальше. Кстати! В королевстве активизировалась партия «Зеленый мир», члены которой призывали остановить бессмысленное истребление зверей ради ценного меха. Поэтому в дворцовые летописи  предмет, соединивший сердца влюбленных, был внесен не как «башмачок с беличьей опушкой», а как хрустальный. Во избежание народных волнений, так сказать.

***
Никогда бы не подумала, что, путешествуя, можно совершить массу удивительных открытий…о себе самой. Когда я гуляла по дворцовому парку, могла завизжать при виде обыкновенной ящерицы. А следом за мной ходила фрейлина с подушкой на случай, если я устану и захочу посидеть на травке. Теперь же сижу на потрепанном плаще и с удовольствием жую пожаренного на костре кролика. Костер  развела сама. И кролика поймала в силки сама, освежевала и зажарила, даже не поморщившись.

Оказалось, что я сильная, выносливая и храбрая. А еще – отзывчивая и внимательная к лишениям ближних. Пожалуй, стоило того, чтобы променять праздное существование в окружении роскошных безделушек и подобострастных придворных на непредсказуемую кочевую жизнь.

Единственная мысль, которая меня мучила – о родителях. Но и здесь выход нашелся. Зиму мы обычно проводили у тетушки, на берегах теплого моря. Теперь же я поняла, что могу добраться до ее княжества посуху и окажусь там в одно время с родителями, которые совершают вояж на корабле. Приятно странствовать, имея перед собой четкую цель. С почтовой каретой я передала письмо, где сообщила, что жива-здорова и мы вскоре встретимся в тетушкином замке. Это успокоило мою дочернюю совесть, и я продолжила путь.
***
Очередной замок встретил меня тишиной и безлюдьем, хотя не был похож на заброшенный. Я обошла несколько помещений, но никого не встретила. Было жутковато, но, попав в просторный зал, где весело плясал в камине огонь и стоял накрытый стол, я немного повеселела. Значит, замок обитаем! Прошел час, но так никто и не появился.
Странно, вспоминая потом события этого вечера, понимаю, что пребывала,  как в полусне. Не было ни страха, ни удивления. Лишь спокойная уверенность, что здесь мне не причинят вреда. Перекусив, я отправилась бродить по замку и вскоре нашла спальню, где стояла кровать с вышитым пологом и кипельно-белыми простынями. С сомнением посмотрела на свою грязную одежду и, словно отвечая моим мыслям, в углу комнаты появилась ванна, наполненная горячей водой. Я и тут не удивилась. Сбросила одежки и со стоном блаженства погрузилась в воду. Как же давно не купалась по-человечески! Я так разомлела, что с трудом добрела до кровати. Облачилась в полотняную рубаху, забралась под меховое одеяло и тут же заснула.

Наутро чудеса продолжались. Никто так и не появился, но на стуле я обнаружила красивое бархатное платье, а в каминном зале меня ждали кофе и свежие булочки. После завтрака я продолжила исследовать замок в надежде обнаружить хозяев. Нашла много интересных и загадочных вещей. Самоиграющий клавесин, старинные книги в тяжелых переплетах с причудливыми письменами, сундуки с украшениями, огромные витые раковины.
В одной из ниш обнаружила зеркало с надписью на ручке: «покажу все, что ты захочешь!» У меня дрогнуло сердце. Неужели это одно из волшебных зеркал? Я робко прошептала свою просьбу и в тот же миг увидела родителей. Они шли по причалу к нашему кораблю, и мама бережно прижимала к груди потрепанное письмо! Значит, они получили мое послание и спешат на место встречи! Поддавшись радостному волнению, я закружилась по комнате.
В этот миг раздались тяжелые шаги за спиной. Я обернулась и оцепенела от ужаса. Передо мной стоял отвратительный монстр, заросший бурой шерстью, с огромными клыками и яростно горящими глазами. Так и знала, что за неожиданное гостеприимство придется расплачиваться! Я зажмурилась, ожидая нападения, но монстр не сделал ни шага, лишь прорычал:
- Где моя роза?
- Что? Какая роза?
Он со свистом выпустил пар из безобразно вывороченных ноздрей:
- Мой любимый цветок, который я отдал твоему отцу! И с которым ты должна была вернуться сюда! Где он?
Я ничего не понимала. От страха путались мысли. И в этот момент на пороге появилось новое действующее лицо. Прелестная белокурая девушка, сжимающая в крохотной ручке алую розу, источающую тонкий аромат.
- Кто ты? - проревело чудовище, обращаясь к ней.
- Я - Белль, дочь купца, которому ты сохранил жизнь. Я пришла по доброй воле и готова служить тебе.
- А ты тогда кто? - повернулся монстр ко мне, от растерянности забыв зарычать.
- Я - принцесса Аврора. Сюда случайно забрела и не хотела ничего плохого.
Немая сцена, достойная пера классика! Потом чудовище взревело, вырвало из рук красавицы розу и бросилось вон.

***
- Может, останешься, - робко спросила Белль часом позже, пока я шнуровала новенькие кожаные сапожки, щедро предложенные хозяином замка. Я оглянулась на монстра, который расхаживал в дальнем углу зала и нервно колотил себя хвостом по мохнатым бокам.
- Нет уж, спасибо, - пробормотала я, - третий, как говорится, лишний. Вы уж тут сами как-нибудь разберетесь. Есть он тебя не собирается, по-видимому. А мне пора.
Белль пошла провожать меня до ворот, на прощание накинула мне на плечи свой меховой плащ, обняла.
- Удачи!
- И тебе!
Да, опять занесла меня нелегкая в чужую сказку! - подумала я и решительно зашагала по дороге, ведущей на юг.


***
По мере того, как я двигалась к морю, зима отступала, и вновь становилось тепло. Это радовало, а вот кошель с золотом, полученный в награду от избранника Золушки, обещанной радости не принес. Пару дней я ночевала в самых лучших постоялых дворах и заказывала обильные ужины. Приобрела дорожную карту и кучу полезных мелочей, вроде ножа и огнива. Даже о лошади подумывала, но вовремя спохватилась, что ездить умею только в дамском седле.
А потом поймала себя на том, что я…боюсь. Пока мне нечего было терять, радовалась всем встреченным по пути людям. Теперь в каждом из них я видела грабителя, который только и выжидает, чтобы напасть. Да, страх потери знаком лишь тому, кому есть что терять.

Я стала осторожнее, путешествовала лишь при свете дня, старалась примкнуть то к торговому обозу, то к группке крестьян, перебирающихся в более благодатные края. И все равно постоянно озиралась и вздрагивала. А жизнь, как известно, внимательно прислушивается к нашим тайным мыслям.

Опасность подстерегла меня в одном маленьком городишке. Я не смогла удержаться и купила леденец на палочке, любимое с детства лакомство. Расплачивалась медяками, которые дали на сдачу в прошлый раз. Но все равно поймала на себе жадный взгляд какого-то небритого верзилы. Торопливо пошла дальше и с перепугу свернула не туда: вместо улицы, ведущей на людную площадь, попала в глухой темный тупичок.

Верзила моментально подскочил ко мне, прижал к стене, зажал горло так, что я пикнуть не смела, и начал шарить по карманам. Я молила об одном: пусть заберет кошель раньше, чем обнаружит, кто я. Но не повезло…На каком-то моменте злоба на его роже сменилась недоумением, а потом верзила расплылся в гнусной ухмылке.
- Девка, - хохотнул он, - да мне сегодня везет!

Тут уж я собралась с силами, чтобы закричать, но помощь пришла сама. Шипение, свист, крики, возня. И вот уже мой обидчик улепетывает со всех ног, прижав к груди заветный кошелек. Я осмотрелась, но никого не увидела. Только упитанный серый кот сидел на опрокинутой бочке, вылизывая лапу. Ничего не понимаю!
- Цела? – неожиданно спросил кот, отрываясь от своего занятия, - уж, извини, я запахи чую, так что мальчиком тебя называть не буду.
Я сползла по стенке. Говорящий кот?
- Ну, говорящий, - промурлыкал он, словно прочитав мои мысли, - эка невидаль! В наших краях еще и не то встретишь! Так ты цела?
- Да, спасибо огромное, - до меня, наконец, дошло, кому я обязана спасением.
Он взмахнул пушистым хвостом.
- Да, не за что! У тебя деньги остались?
- Мелочь только.
- На рыбку хватит? Не хочу светиться в таверне.
Конечно же, я купила ему рыбы. А пока котик ел, пыталась прогнать запоздавшее чувство паники. В конце концов, самого страшного не случилось! Ну, нет у меня теперь денег, и бог с ними! Дрожать перестану! Главное, что цела осталась и что…От одной мысли меня снова начинало трясти.

Базиль, так звали кота, по дороге рассказал мне свою историю. Когда-то он помог своему хозяину, бедному сыну мельника, разбогатеть и заполучить в жены дочку местного короля. Тут бы жить в сытости и довольстве, но вскоре он решил уйти.

- Противно стало, понимаешь? Я же ему помочь хотел, но потом понял – не будет счастья тому, кто все получил даром, не прикладывая к тому ни малейших усилий. Подумай, богатство и титул его – незаконным, обманным путем добыты. Людоед, конечно, заслужил свою участь. Почитай, подданных своих съел больше, чем я мышей. Но вот мнимый маркиз де Карабас… Палец о палец не ударил, только ныл, ах, братьям повезло, а мне что теперь делать? Шел бы в батраки нанимался, или в матросы. Молодой, здоровый, сильный. Чего еще надо? А он только на меня и надеялся! И что думаешь? Как маркизом стал, загордился. Слугам оплеухи раздавать стал, крестьян оброком обложил, чтоб принцессе своей бирюльки покупать. Целыми днями вино пьет и сплетни слушает. Жиреет, тупеет. Не мог я больше на это смотреть.

- Решил к старшему сыну вернуться, - продолжал откровенничать Базиль, - тот, как мельницу в наследство получил, продолжил славное дело отца. Днем и ночью работает, не покладая рук. Среднему брату с семьей помогает. И цену на муку держит умеренную, не поддался общей панике. Хозяюшку себе взял, детишек нарожал. Воспитывает в строгости, к труду приучает, но и пряничками балует по выходным. Вот это я понимаю, настоящий мужчина. Работящий, справедливый, заботливый. А маркиз мой, тьфу! Так что я посчитал, лучше буду мышей на мельнице ловить, как встарь, чем куропатками объедаться во дворце…

Переночевали мы на мельнице. Базиль оказался прав. Хозяин мне понравился – спокойный, доброжелательный, щедрый. Вечером, после ужина, слушал мои песни, держа на каждом колене по мальцу, гладил их по льняным головкам. Весело подмигивал краснеющей жене, когда я завела любовную песнь. Чувствовалось, что живут в этой семье в любви и согласии. Мне жаль было уходить от них, но дорога звала. На прощание жена мельника насыпала мне полную котомку сдобы.

Базиль провожал до поворота. Прижался боком к моей ноге, потерся:
- Ты осторожнее в пути, - промурлыкал, - береги себя! И помни, настоящий мужчина – тот, кто сам свою жизнь правит, ни на кого не надеется. Сам всех защищает и помогает всем. Так что от жалобщиков всяких беги, как от собак! А к сильным да смелым присматривайся! Тебе, хочешь, не хочешь, а спутник в странствиях бы не помешал!
Я не удержалась, погладила его по дымчатой шкурке. Базиль зажмурился от удовольствия, лизнул мою руку и потрусил обратно на мельницу.

***
Самое прекрасное в долгом путешествии – возможность от него отдохнуть. Осознаешь это не сразу. Сейчас, когда я  сижу на заросшем колокольчиками склоне и уплетаю черствый, но все еще вкусный пирог в компании очаровательной девушки, я это понимаю. Ноги гудят после долгого перехода через горный перевал, в голове – звенящая пустота. Говорить у меня нет сил, поэтому я с удовольствием слушаю свою новую знакомую.

От Лианы я не таюсь, и от этого приятно вдвойне. Она, как и я, беглая принцесса. Только если мое бегство было добровольным, то ее – вынужденным. Когда умерла мать Лианы, отец дал клятву, что женится второй раз только на той, кто будет красивее и добрее его первой супруги. И, видимо, совсем потерял рассудок от горя, раз не нашел более подходящей кандидатуры, чем…собственная дочь.

Лиана, с помощью крестной пыталась избежать ужасного союза. Выдвигала условия: сначала просила сшить ей платья краше неба, луны и солнца. Потом потребовала заколоть золотоносного осла. Когда и это было исполнено, ей ничего не оставалось, как спасаться бегством. И теперь она скрывается под безобразной личиной ослиной шкуры, устроившись служанкой и выполняя самую грязную работу. Да, чего только не бывает на свете!
- Слушай, а ведь твой отец женился! Я как раз из твоих краев, там недавно сыграли свадьбу. Так что опасность миновала! Может, больше нет необходимости скрываться?

Лиана вздохнула, поправила съехавшую с плеча зловонную ослиную шкуру.
- Думаешь, я смогу вернуться к отцу после того, как он хотел…Да я без отвращения на него смотреть не смогу! И потом, - добавила она, краснея, - тут принц объявился.
Так, так, это уже интересно! После разговора с котом Базилем я вольно-невольно обращаю внимание на любовные истории тех, с кем сталкивает меня дорога. И с грустью вынуждена констатировать, что перевелись, видно, на свете настоящие мужчины!

Один своей возлюбленной, которая его отвергла, проверку устроил: переоделся свинопасом и заманивал всякими безделушками в обмен на поцелуи. Вот скажите, станет человек благородных кровей и воспитания так мелочно мстить и обманывать? А когда император выгнал дочь из дворца, принц оставил бедняжку на произвол судьбы, хотя она искренне раскаялась в своих заблуждениях! И знают теперь эту бывшую принцессу как Затейницу Фло из заведения мадам Крусси. Несколько жестоко за то, что девчонка предпочла искусственные цветы живой розе, не находите?

Другой объездил весь белый свет в поисках нареченной, а женился только на той, кого мать одобрила. И опять же, после проверки! Горошину ей в постель подложили, наутро синяки увидели и обрадовались, вот, мол, настоящая принцесса! А то, что у принца на стороне сыновья-двойняшки подрастают от вдовствующей баронессы, в которую он влюбился, но в жены брать не решился, никого не заботит! Главное – достойная партия, а не любовь!

С Лианой тоже как-то не очень весело выходит. Ее принц, оказывается, разглядел в щелку, когда она свои платья в каморке примеряла. И нет бы, зайти, познакомиться по-человечески. Он, видите ли, затосковал от любви, велел ей пирог испечь и передать во дворец. Лиана, подумав, запекла в пирог свое колечко. И теперь по этому колечку принц определяет, кто же станет его невестой. Где-то я это уже встречала? Только вместо колечка заветным пропуском в сердце принца туфелька служила!

А, может, это только с принцами такая беда? Среди простого люда мне-то, как раз, немало стоящих ребят попадалось! Тиль, беглый браконьер, который меня научил охотиться. Он потом возглавил восстание в своей провинции против жестокого барона, обиравшего народ. Или Серджо, научивший меня разбираться в лечебных травах и определять путь по звездам. Он шел устраиваться к знаменитому волшебнику в услужение, а по пути  лечил всех нуждающихся и никогда не просил денег за свою помощь.

Да, вынуждена признать, что смелость и благородство плохо уживаются с громкими титулами и голубой кровью. Измельчали нынче принцы, хиленькие пошли, скованные рамками условностей. Или, может, просто из меня настоящей принцессы не вышло? Как бы то ни было, но Лиану мне искренне жаль! Ишь, как приходится ухищряться, чтобы своего принца заполучить! Но я понимаю, на этот раз вмешиваться не буду – ни делом, ни советом! У каждого свой выбор и своя сказка!

Мы доедаем пирог. Встаем. Прощаемся. Лиане пора возвращаться, по ее расчетам с утра на примерку кольца уже начнут созывать служанок. А мне нужно идти дальше. И тут…То ли Лиана почувствовала мое немое осуждение, когда рассказывала про своего принца, то ли искренне озаботилась моей судьбой, но, прищурив васильковые глаза, она спрашивает:
- Аврора, а что ты будешь делать, когда вернешься?
- В смысле?
- Ну, вот ты сейчас доберешься до тетки, встретишься с родителями, после зимовки вернешься обратно в свое королевство. И что? Сможешь жить в праздности после того, как увидела жизнь простого народа? Сможешь дождаться своего принца, если не веришь в то, что существует тот, кто придется по сердцу?

Я не знаю, что ей ответить. Чем ближе тетушкино княжество, тем чаще я думаю, как жить потом. Вернуться  к бездумному праздному существованию я точно не смогу! Слишком многое пришлось увидеть и пережить. Но не век же мне бродяжничать? Одно я знаю точно: моего избранника, будь он принцем или простолюдином, мне не придется искать и завоевывать с помощью хитроумно подстроенных случайностей. Он найдет меня сам. И тогда все станет простым и ясным.

Продолжение здесь: http://goldenshelf.livejournal.com/26651.html
Tags: неспящая красавица, сказки
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments