?

Log in

[sticky post] ПРИВЕТСТВЕННОЕ.

Привет! Меня зовут Александра.

Для меня жж - это:
"Мое прекрасное убежище, мир звуков, линий и цветов,
Куда не входит ветер режущий из недостроенных миров"


Все записи в моем журнале – авторские. Перепостов не делаю. Во френдмарафонах не участвую. В политические и прочие раздоры не влезаю. Взаимность в дружбе не гарантирую, читаю только те жж, что мне интересны. Комментирую активно. Не все уведомления о подписчиках доходят, поэтому те, кто хочет быть замеченным - отмечайтесь в комментариях к этой записи))

Добро пожаловать!

МЕТКИ:

Момент узнавания всегда прекрасен, и не так важно, что именно это будет. Узнаёшь ли среди строк не тобой написанной книги кусочек собственного сна. Узнаёшь ли в пламенной речи другого человека свои эмоции. Узнаёшь ли в прищуренных глазах прохожего хитринку, от которой твои губы невольно растягиваются в улыбке. Узнаёшь ли в птичьих переливах обещание скорой весны, невзирая на даты в календаре и свинцово-серое небо.

Но особенно – и это всегда наполняет какой-то особой радостью, как будто ты идешь, просто идешь, только подошвы сапог – в паре сантиметров от земли, - это вход в новый, пока еще не разгаданный мир своих героев. Я знаю, на что это похоже – на влюбленность, на предчувствие любви. Когда все – восторг и предвкушение, и благодарность за ощущение, что ты – первооткрыватель волшебной страны.


арт - asako-gaho.com
Второй день мы наблюдаем за тем, как растет кристалл. Данность: пластиковая подставка, четыре картонных полоски и отвратительно пахнущая жидкость ядовито-оранжевого цвета. Результат: хрупкая красота, нежные побеги причудливой формы и неброского мерцания.

Я была бы не я, если бы под влиянием этого не пошел поток ассоциаций философской направленности)) Взять хотя бы день самого эксперимента.

Когда остросоциальная история о многодетной семье и восстановлении справедливости, которая несколько месяцев висела в воздухе, вдруг перерождается в стимпанковскую историю о поиске таинственного артефакта. И сюжет оживает, статичная картинка срывается с места, раскручивается кино. Герои уже ведут оживленные диалоги и вляпываются в самые неожиданные ситуации. Только успевай записывать – не сам текст даже, всего лишь идеи.

И тогда первоначальная неказистая «пластиковая» идея скрывается под радужным наслоением юмора и приключений.

Когда, чтобы разнообразить школьные будни, мы придумываем и вписываем в календарь дни экспериментов, джинсов, сказочных героев. И, преодолевая инертность и малодушие, я встаю и наливаю в формочки из-под пластилина воду и убираю ее в морозилку, чтобы потом наблюдать, как быстро вода замерзает и какие выходят фигурки. А потом набираю воду в пластиковый пакет, и мы протыкаем его карандашами, чтобы вода не выливалась. А потом я достаю припасенную коробочку с  будущим кристаллом, и  мы выстраиваем конструкцию для скорого волшебства. И все это – без единого замечания и частого «не лезь, я сама».

И тогда первоначальные неказистые «картонные» придумки из серии «предложить игру, чтобы меньше вовлекаться и двигаться» скрываются под радужным наслоением детской радости и вдохновения.

Когда из стихийного острого приступа зависти к медийной персоне рождается ряд озарений о самой себе. Мироздание тут же синхронизируется и посылает нужные слова и смыслы, приходящие из случайных источников. И большой-большой текст, который изначально создавался для жж, вдруг срабатывает как терапия, и уже нет смысла его отправлять. Но зато из обсуждения его рождается задушевный диалог с сестрой.

И тогда первоначальная неказистая «отвратительно пахнущая и ядовитого цвета» эмоциональная реакция скрывается под радужным наслоением тепла, спокойствия и радости, что ты себя переубедила.

Радость, веру в себя, вдохновение, доверие и щедрость – все это можно собственноручно вырастить на подоконнике, используя самые неказистые материалы: отчаяние, разочарование, лень, обиду. И неважно уже, что там, внутри, главное – вот оно, волшебство, дробится и переливается, возвращая тебя в настоящий мир, где все исполнено смысла…

Первый раз – и за окном еще густая чернильная тьма. Наброшенная на сонный мир шаль злой колдуньи, и в прорехи шали робко проглядывают звезды, бледнеющие от усталости после тяжкого ночного дежурства. У каши, проглоченной наспех, полностью отсутствуют вкус и запах – это не более, чем подачка недовольному внутреннему обжорке. Холодный воздух в коридоре кусает за голые щиколотки, потому что выскакиваешь, чтобы скорее закрыть дверь за уходящими. Скорее, чтобы вернуться в васильковый уют смятых простыней-одеял.

В первом утре лишь две радости. Первая: нежно гладить и целовать теплые сметанковые щечки первоклашки, также не желающей просыпаться. Смотреть, как на ее длинных густых ресницах дрожат остатки самого прекрасного детского сна. Видеть, как она улыбается – и этому сну, и твоей ласке. Вторая: уже укутываясь в одеяло, бросить взгляд за окно и увидеть, что ведьмино покрывало убрали, и там уже – перламутровый, розово-голубой морозный рассвет, нежный и свежий.

Через два часа утро наступает снова. И комната – до самого последнего запылившегося уголка залита медовым теплом. Можно лежать и разглядывать новогодние открытки, развешанные вместо флажков; солнечный свет, пропущенный сквозь пальцы; таинственную возню игрушек; пестрые корешки книг.

Во второе утро все удается. У каши – вкус малины, собранной в срок. У чая – аромат луговых трав. У первых сообщений – ликующие восклицательные знаки, вызывающие улыбку. У сна, который не успел убежать и теперь охотно пишется в заветную тетрадь, - отзвук таинственных приключений.

Во втором утре радость – все, каждый жест, движение, слово, непослушные прядки щекочут виски, наугад выбранная мелодия резвым ручейком вливается в поток набирающего силу дня, пружинят шаги, новый рецепт удается с первой попытки…

Пятница, 13-е? Время выдумывать приметы? Хотите чудес –устройте себе возможность проснуться дважды!



Арт - Vicente Romero

МЕТКИ:

Про любовь.

По большому счету неважно, чем было чувство для другой стороны: перевалочным пунктом, развлечением, попыткой отогреться или искренним, но временным «настоящим». Важно то, что именно в этих отношениях, именно с этим человеком раскрылась твоя способность так влюбляться и любить, так чувствовать, биться, сиять, болеть, падать и взлетать, слышать биение сердца даже в кончиках пальцев, видеть мир золотистым и алым, узнавать себя. Даже если все в прошлом, даже если не повторится, даже если сердце теперь обернуто в несколько слоев недоверчивости и предубеждения, ты получил шикарный подарок – себя, нового. И уже за одно это можно быть благодарным этой нелепой, не вовремя и не к месту случившейся любви.

p.s. это – не самоутешение и не про меня сейчас, это – впечатление от прочитанного…


Арт - Harada Miyuki

МЕТКИ:

В дороге.

Мы живем и снаружи, и внутри. К равновесию прийти сложно, всегда что-то одно побеждает, и хорошо, если внешнее становится лишь антуражем для внутреннего. И тогда можно идти под ледяным январским дождем, старательно огибая коварную гололедицу на тротуаре; можно передавать из рук в руки деньги, рецепты, чеки; можно смешивать порядок и хаос в случайных пропорциях. Это никак не влияет и не мешает тому, что бьется и звенит в сердце. Хотя, конечно, когда свет и благость, и тихая, теплая радость, и нежная задумчивость проникают сквозь щели и трещинки души, наполняя ее умиротворенностью, это всегда такое волшебство!

Нет случайных слов, книг, людей, взглядов, потому что каждая из «случайностей» немного разворачивает компас. Идешь той же дорогой, но солнечные лучи пробиваются сквозь листву, и потемневшие мостки через лесной ручей вбирают, впитывают их, становятся чуть прочнее. И птицы не затихают, предупреждая об опасности, а меняют мелодию, отвлекая и позволяя проскочить опасное место, чтобы никто не схватил за край истрепанного плаща.

Ну и что, что от страха не избавиться, не отбросить его в сторону, не пнуть с дороги, разразившись в сердцах бранью, саднящей губы. Разве это веский довод, чтобы останавливаться? Разве что замедлить шаги, приноравливаясь к тяжести своих разноликих фобий. Вдох-выдох. И следующий шаг. Просто еще один шаг…

Есть такие люди...

Есть такие люди, чей путь легок и звенящ. Они являют себя миру, и не боятся того, каким обернется мир для них. Они не медлят задавать вопросы и не отрицают ответы. Карманы их набиты историями, золочеными орехами, улыбками, фантиками и придорожными камушками, каждый из которых – сокровище. В глазах плещутся волны позабытых морей, чьи берега покинуты давно и безвозвратно, но без сожаления. Когда они просыпаются, вчерашние сны, незаметно, золотистыми прядями, вплетаются в их спутанные волосы, чтобы при каждом повороте головы обещать неведомое. Они щедро делятся своими находками, с радостью соглашаются на чаепитие под тенью раскидистых яблонь в старом саду. Но всегда уходят, не оглядываясь, и не закрывая за собой калитку…

Есть такие люди, которые растягивают пеструю сеть в надежде поймать придорожные песни; код заклятия, открывающего вход в пещеру с сокровищами или просто чей-то шепот у костра. Они завешивают окна золотистыми шторами, чтобы даже самый серый свет, проходя сквозь плетение нитей, обещал лето и тепло. Они хранят в своей библиотеке потемневшие от времени книги, написанные на всех языках сразу, но никогда не открывают их. Достаточно провести ладонью по ветхому корешку, чтобы зазвучало, пролилось, заворожило. Свои сны они охотно обменивают на пуговичные бусы и завтрашние новости, а тесто для пирогов замешивают на слезах. Они накрывают стол для чаепития пот тенью раскидистых яблонь в старом саду. А потом, тихонько вздыхая, закрывают скрипучую калитку за теми, кто ушел и унес с собой цветы их сердца…

Есть такие люди, которым никогда не надоедает слушать чужие истории и, перекраивая их, создавать свои, собственные. Или извлекать эти истории из глубин своей памяти и воображения. Которые любые эмоции, мысли, события, встречи, впечатления стремятся скорее облечь в оболочку слов, чтобы мир вымышленный стал сильнее, глубже, ярче, чем мир реальный.  Такие люди, если и решат пускаться в путь, то даже не понимают, к какому горизонту направить шаги. Потому что и дорога для них - это всего лишь другая форма воображения...

МЕТКИ:

Бывает же...

Приснилось, что делюсь выполненными за год целями, среди которых оказалось, что я:
- сделала 542 фото в смешных шапках (догадываюсь, кому обязана этой идеей);
- освоила скалодром;
- разместила в трамваях с помощью цветных прищепок карточки с мотиваторами: «Мир слышит тебя!», «Мир любит тебя!». Ну, и все в таком духе.

Вот теперь думаю, как бы уравнять реальность с этими яркими картинками? До конца года - две недели, хоть одну-то цель из подсознательного надо выполнить! Трамваев у нас отродясь не бывало. Скалодрома тоже. Со смешными шапками – и то сложно! Остается только пройтись по улице, и, под прикрытием трескучих от мороза сумерек, разбросать по случайным почтовым ящикам новогодние открытки. Чем не мотиваторы?


*иллюстрация Донна Гелзингер

Дом, где светятся окна))



Насмотрелась красоты в Пинтересте, и прямо захотелось что-то эдакое сотворить)) Сотворился, в итоге, домик-подсвечник. Зря мы, что ли, на антресолях копили картонные коробки из-под всякой ерунды! А началось все вот так:
Read more...Collapse )

Сны моего города.

Есть версия, что чувство дежавю или повторяющиеся сновидения – это врата в прошлую жизнь. Если так, то интересно, а бывает ли прошлая жизнь у городов? Почему с завидной регулярностью мне снится, что вместо улицы, на которой стоит дом моего детства, течет река, к которой ведут каменные, поросшие мхом ступени. А там, где в реальности – заброшенный пустырь, во сне расположен огромный книжный супермаркет, в котором продают огромные фолианты с причудливыми виньетками и сказочными историями.

Один из родных людей обитает в доме с анфиладой комнат (до самого дома всегда нужно пробираться, огибая озеро, которого отродясь в наших краях не водилась). В центре оврага, где добывают глину, на самом (по версии снотворца) деле расположена гостиница, куда собираются любители посмотреть на зеленый водопад и акведуки. А там, где пересекаются две центральные улицы, находится амфитеатр, где проводят собрания горожан по самым важным вопросам: устанавливать ли на площади фиолетовую елку; добавлять ли к цветущему розовому лабиринту еще пару секций; менять ли правила движения для домов на колесах.

В общем, на карте моих сновидений вполне себе процветает совершенно другой город. Тень, калька, слепок с фантазий города настоящего. Иногда, заскучав, он дорисовывает себе широкую беломраморную набережную. Или маяк со стеклянными стенами. Или сад камней, где можно бродить по щиколотку в прозрачной воде, любуясь на отблески самоцветов под ногами. Но вот уже на протяжении многих лет карта не меняется. И неважно, кто в текущую ночь выступит центральным героем: драконы, пришельцы, говорящие тигры (да-да, я в курсе про подавляемую агрессию). Всем им придется блуждать в устойчивых декорациях.

Может, поэтому, вновь и вновь перечитывая описание фраевского Вильнюса, я то и дело затаиваю дыхание, настолько узнаваемо, близко, реально. А пятый том близится к завершению…


*иллюстрация Яцек Йерка

Хаусбот.

Подбивая баланс сотворенного за год, перечитала свои зарисовки про хаусбот. Красивая получилась история. Чувственная. Немного грустная, но все же светлая. Ну а пробелы и недосказанность, все, что читается между строк, каждый легко восполнит из собственных сердечных резервов. Кому в эти холодные дни хочется романтики, прошу под кат!

Read more...Collapse )

**вдохновляющая иллюстрация- Евгений Лушпин

Катится автобус...

Как много может измениться, если сменить угол обзора.
Просто проехаться по городу на высоком автобусе вместо привычного низкого авто.
И тогда видишь уже не слякоть на тротуарах и серые, укутанные фигуры спешащих людей, а окна и крыши.
Как много у нас красивых флюгеров: кораблики, лошадки, петушки, кошки, драконы, дельфины! И каждый гнездится в причудливом переплетении завитков.
Несложно представить, как оживают сказки и спускаются по черепичным скатам по ночам, чтобы пробраться в сны.


А еще – кое-где, уже редко, конечно, над крышами продолжает виться дымок.
И сразу переносишься в зиму своего детства, где самые вкусные хрустящие сосульки, от которых никогда не заболит горло.
Где тебя, укутанную в клетчатый плед, везут на санках, и в узком просвете видно только льдисто-синее дрожание фонарных огней.
Где по утрам дорога в школу замедляется, потому что так интересно оставить первый след на чистом снежном покрывале.
Где в домах топят жаркие печки, и дым на фоне прозрачного морозного неба завивается причудливым узором. Пишет письмена, которые никому не дано разгадать…



**иллюстрация - Евгений Лушпин

ИТОГИ НОЯБРЯ.

Внешний ноябрь был похож на иероглиф, начертанный рукой опытного каллиграфа: четко, лаконично и завораживающе красиво. Ни одного лишнего штриха. Если рассвет, то прозрачно-голубой; если закат, то рьяно-оранжевый; если ветер, то яростно-свободный; если затишье, то пронзительно-тягучее; если снег, то белый, искрящийся, кружащий – не репетиция зимы, а показательное выступление.

Внутренний ноябрь был похож на посещение заброшенного парка аттракционов, причем, не по доброй воле. В домике сторожа выбиты стекла, краска на железных боках машинок обсыпалась, воздух наполнен зловещими скрипами-скрежетами. А ты сидишь на качелях-лодочках, вцепившись в холодные поручни, и не понимаешь, что происходит, как тебя вообще сюда занесло! Чего точно не будет, так это беззаботного веселья и пузырящейся радости, которая наполняет при каждом стремительном взлете. Скорее уж, молишься, чтобы это все поскорее закончилось, и при этом выдержали тросы и невидимые шестеренки. И когда, наконец, сходишь на твердую землю, облегченно переводишь дух и уходишь, не оглядываясь. Как я писала месяц назад – пусть он просто будет. Вот он и просто был.

Независимо от эмоциональных качелей, ноябрь вышел продуктивным творчески. Я вела сообщество (насколько успешно, пусть судят девочки, но я довольна). Продолжила писать зарисовки в «365». Неожиданно получила ряд комплиментов в адрес своим зарисовкам  в фейсбуке от неожиданных людей, что вдвойне приятно. Прочитала чудесную мотивирующую книгу «Зачем мы пишем?» и, как это часто бывает, на стыке совершенно противоречивых идей выловила, наконец, центральный мотив будущего сюжета. Было много творческих свиданий (что особенно важно, открытие – если есть желание найти, то все находится, даже в рамках глухой провинции).

В декабре, конечно же, хочется праздника. С этим легче, потому что когда есть ребенок, праздник ты создаешь сам – для него («просто я работаю волшебником…тара-пам-пам»)) И поэтому происходит, как в известной установке: не улыбаешься, потому что весело, а весело, потому что улыбаешься. Свои претензии к новогоднему празднику я, к счастью, высказала много лет назад, так что теперь все светло и ясно.

Ну и, еще больше укрепилась в том, что личному нет места в сети. Оно – в рукописном дневнике, в расписной шкатулке, в рамках фотографий, в теплоте и уюте настоящих объятий и слов, в светлых снах. Бережно нести в ладонях, хранить в сердце, но не оцифровывать. Продолжать делиться радостью, но не счастьем. Оно – только свое.

Светлого, мирного, доброго и снежного декабря!

МЕТКИ:

Утомленные ветром..

Волшебник, насмешник, помощник, соблазнитель, игрок, возлюбленный. Он может быть кем угодно – только под глянцевыми обложками книг, плотно заключенный в клетку строк и запятых. В реальности же он – воплощение темных сил, разрывающий ночь в клочья. Наш городок, как цветок на открытой степной ладони, доверчиво принял гостя. И едва выстоял. Я не спала, я напряженно вслушивалась в завывания, в грохот железной калитки о камень (у меня не хватило мужества заставить себя подняться и пойти ее закрыть).

Утром мало что изменилось, разве под серо-голубыми переливами морозного рассветного неба немного отступил страх. От двери до калитки идешь, с усилием проталкивая себя сквозь густой, плотный поток. Это не воздух уже, это стена. Даже порывов не чувствуется, просто надвигается на тебя неотвратимая глыба чужеродного, бездушного, жестокого.

Несложно представить себя Ван Гогом, только не оттого, что тянет писать пейзажи, а оттого, что легко сойти с ума от этого ветра…Уходи, возвращайся к своим просторам, принеси нам, наконец, снег и уходи! Оставь нас, мы уже поверили, что слабы и беззащитны под напором взбесившейся стихии. Мы зажжем на окне свечи. Пусть их мягкие отблески пляшут на стекле, смиряя твой буйный нрав. Мы вплетем в твои сети последние осенние цветы, им все равно уже не поднять головы. Мы отдадим тебе песни, сны, желания, только уйди!

МЕТКИ:

Вышел ангел из тумана...

У вас бывает так: как только вы решили измениться к лучшему, то судьба начинает подбрасывать мелкие пакости, как будто тянущие вас назад? Обостряются конфликты с людьми, с которыми вы решили наладить отношения. Возникают препятствия на пути к проектам, которые вы, наконец, намерены осуществить. Следуют приглашения на пять застолий сразу, когда вы сели на диету)) Как будто само Мироздание противится вашим стремлениям, проверяя на прочность. А твердо ли решение? А сейчас сдашься? А если вот так, опустишь руки? Что тогда делать? Или махнуть рукой и скатиться еще ниже. Или стиснуть зубы и твердить себе, что если сейчас достойно и твердо преодолеете вот это и вот это, и еще вот это, то желанные перемены все-таки наступят. Только как же сложно двигаться вперед!

У вас бывает так: вы смотрите на чужую семью и думаете, надо же, какие прекрасные отношения! А потом случайно открывается шкаф, и оттуда вас по макушку заваливает чужими скелетами, так что только успевай изумляться при очередном разоблачении. Все становится с ног на голову, и уже не тянет завидовать и восхищаться, а можно только посочувствовать и порадоваться, что у вас самих не все так плохо.

У вас бывает так: вы совершили проступок и готовы покаяться, искренне, до слез. Чувствуете, как душа наполняется светом, а слезы подступают к горлу. Как черная собака, грызущая вас, с рычанием и неохотой, но все же сдается и убегает. «В твоем сердце сейчас любовь и ненависть. Я могу забрать только одно. Что ты выбираешь?» Любовь, конечно, любовь! И тут человек, к которому обращены твои помыслы, роняет надменно-равнодушное: «А мне не в чем каяться и не за что извиняться». И все рушится. И вы возвращаетесь в тот замкнутый круг, в бесконечный тоннель, где не видно света. И вновь кружить, кружить, задыхаясь от отчаяния.

У вас бывает так: вы приходите в театр и с первой реплики перестаете чувствовать, что у соседки справа жутко приторные духи, что болит спина, а сзади кто-то шумно дышит. Вы не можете сказать: «они играли замечательно!» Потому что это была не игра. Вам как будто приоткрыли дверь в чужую квартиру, и вот вы уже смеетесь, плачете, негодуете, переживаете, надеетесь вместе с чужими людьми. И замираете – это же про меня! Как, откуда они знают! И когда звучат в финале затихающие звуки колокольчика и падает чистый-чистый снег, плачете, не стыдясь этих слез.

И если это все совпадает, значит, случилось этим вечером чудо – спектакль под названием «Вышел ангел из тумана…»